Колыма. 3 Война после войны (1992)

Колыма

Кладбище на Колыме простое: столбики деревянные, на них висят железки от консервных банок с выбитыми номерами. Номер был у каждого. А зачем имя? А вдруг ещё кто узнает, сколько людей сгнобила советская власть? Фотографии найдутся, свидетельства, родные приедут и начнут перезахоронять, вспоминать. Это же социалистическая стройка, там жили “в отличных условиях”. С номерами вместо имён. Еще спасибо скажите, что закопали… Сам факт вот этого отношения к людям как к винтикам должен возмутить любого. Неспроста так назвали фанатиков СССР: совки. Все мыслят, как роботы, и вечно повторяют лозунги из радио и газет. А на зоне, оказывается, была масса актёров, были конструкторы, поэты. Они сочинили песни, исполненные в этом кино. Они спроектировали дома, сооружения. Вот такая вот масса антисоветчиков, предателей, понимаешь, состояла из талантливых и образованных людей, которых кинули на съедение блатным, уголовникам.
После войны река заключённых полилась из Европы: приказали отдать всех советских солдат, сдавшихся в плен. Да и волна доносов помогала. На Колыме, как и везде на зоне, царило полузаконие. Что-то отхватывали себе блатные, основную власть держала в руках охрана. Уголовники убивали других зэков без разбора, лишь с приходом бывших военных они поумерили пыл. Охранники тоже стреляли зэков, иногда ради развлечения. Интересен рассказ одного репрессированного об обычаях блатоты. Некоторые не понимают сами, как выжили в этой системе… Женщина рассказала, как она смогла добраться до зоны с приключениями и даже не изнасилованной… Чего не скажешь о многих других. На смерть Сталина узники обнимались, охранники даже боялись мешать. Оттепель уже начиналась.

Смотреть:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика